Skip to Content

Соболезнования в связи с кончиной Юрия Викторовича Барышева

От имени коллектива САО РАН Врио директора В.В.Власюк:

Очень горько осознавать, что только закончился январь, а мы прощаемся уже со вторым ведущим ученым-астрономом Санкт-Петербургского университета.

Многие из нас хорошо знали Юрия Викторовича по совместным работам, посвященным теории гравитации и наблюдениям космологических эффектов. Несомненны его заслуги в разработке оригинальной теории строения Вселенной, оценки ее параметров. Часть сотрудников САО РАН училась у него и многое почерпнула из его лекций. Он никогда не стоял в стороне при обсуждении важнейших проблем нашей науки.

Уверен, что ученики Юрия Викторовича продолжат его начинания, а память о нем останется в наших сердцах.

Дмитрий Исидорович Нагирнер, профессор Кафедры астрофизики СПбГУ:

Памяти Юрия Викторовича Барышева

Три утраты нашей астрономии за полтора месяца. Валерий Михайлович Ларионов, Константин Владиславович Холшевников и теперь Юрий Викторович Барышев.

Юрий Викторович был неординарной личностью. Получив специальность радиотехника, он решил стать астрономом. Поступив в аспирантуру к Всеволоду Владимировичу Иванову, он заинтересовался космологией.

Он создал и отстаивал нетрадиционные (еретические) теорию тяготения и космологию. В публичных диспутах он часто проявлял более глубокое знание литературы по этим предметам, чем его оппоненты, как в свое время Петр Рамус оказывался большим знатоком писаний отцов церкви, чем обвинявшие его в ереси, и выходил победителем в спорах.

Довольно широк был диапазон его интересов. Начинал он свою научную деятельность с моделирования движения джетов активных ядер галактик по спирали и уточнения следствий эффекта Толмена--Бонди. Он открыл гравитационное мезолинзирование на объектах типа шаровых скоплений, промежуточное между микро (на звездах) и макролинзированием (на ядрах галактик). Эти проблемы он решал, привлекая коллег и учеников.

Но главным предметом интересов Юрия Викторовича были теория тяготения и космология. Он обращал внимание на тонкие детали в них, например, на проблемы энергии в ОТО и полей тяготения вращающихся тел. Он следил за новейшими достижениями как теоретической, так и наблюдательной космологии, обсуждал возможности найти скорость эволюции красных смещений. В течение долгого времени, вплоть до последних дней, он уделял большое внимание исследованию фрактальной размерности и различных корреляций между параметрами распределения вещества во Вселенной посредством извлечения информации из существующих каталогов.

Опубликование его первых работ по гравитации встречало трудности, рецензенты не принимали точку зрения, отличную от общепринятой. Я старался, как мог, ему в этом помочь, высказывая мнение, что в его теории нет формальной ошибки, это просто альтернативная концепция, ответ на вопрос, кто прав, должны дать наблюдения. Все же эти статьи удалось напечатать. Впоследствии Юра начал ссылаться на Фейнмана как на своего предшественника.

Конечно, традиционную теорию развивали в течение десятилетий сотни выдающихся математиков и физиков, а Юрий Викторович мог привлечь небольшую группу согласных с ним, но все же ему удалось развить теорию и получить следствия ее, которые можно будет проверить в недалеком будущем.

Его оригинальная точка зрения вызывала интерес. По приглашениям для совместной работы он посетил Турку, Рим, Гренобль. Он сблизился с итальянскими и финскими космологами, их совместные работы, в том числе три монографии с Теерикорпи, изданы.

После болезни Юра не мог читать курсы лекций и ездить на конференции, но один-два раза в год он выступал с докладами на семинаре кафедры или в Физ-Техе, а также читал разовые лекции студентам.

Я с Юрой часто обсуждал разные проблемы. Много раз мы с ним возвращались с работы вместе и в поезде вели философские диспуты. Юра был убежден, что Всевышний управляет душами людей, хотя людям дана свобода воли, а законы природы были установлены при сотворении. Он разделял понятия веры, религии и церкви, считая, что для человека имеет значение только вера. За поступки последует либо поощрение, либо наказание, неважно, при жизни или после. Каждый получит "по вере его".

Юрий Викторович был интересным и добрым человеком, отличным семьянином.

Будем надеяться, что с кончиной Юрия Викторовича не угаснет его дело, что оно будет продолжаться его учениками и последователями. Знавшие же его надолго сохранят в своих душах часть его души.

Francesco Sylos Labini, Enrico Fermi Research Center (Rome, Italy):

I have heard about the very sad news that Yurij passed away last Friday. I am very sorry Yurij has been a close friend, my older brother in cosmology and we have had many intellectual adventures together. In addition he was a very gentle and bright person and I will always remember the nice times we have spent together, in Rome and in Saint Petersburg but also in several conferences around Europe, laughing about the crazy ideas of cosmology and discussing about the large scale structure of the universe, the formation of galaxies….. What is gravity ? That was his favorite question and even though I have never understood the answer I have also found this question and the work that you did together a really fundamental one not only in cosmology but in physics. I will miss him a lot.

Станислав Широков, СПб филиал САО РАН:

Это большая утрата для всех нас и российской космологии. Юрий Барышев был выдающимся космологом и моим главным учителем. У него был особый дар: видеть природу такой, какая она есть. Именно эта идея проясняла ум и зажигала искру в сердце. Его научное дело будет жить в учениках, коллегах и просто друзьях.